Close
about

Обо мне

Ирина Жукова

Привет! Меня зовут Ирина и я журналист. Здесь - мои тексты о моде, искусстве и Минске. Всегда рада диалогу, поэтому написать мне можно сюда: zhukova.fashion@gmail.com. Добро пожаловать.

Поиск

  • Мода
  • Haute Future: мода будущего уже здесь

    6 Фев 2014

    Общее место современной модной аналитики гласит: все визуальные и конструктивные приемы освоены, равно как и самые невероятные их сочетания. Этот пессимизм касается, в первую очередь, эстетической концепции моды…

    Но у самой индустрии впереди настоящая terra incognita – Технология, идущая по эволюционному пути. Это означает, что моду хоронить рано: она видоизменится и из сектора игры фасонов и цвета переместится в сектор новой захватывающей функциональности. Этот вероятный сценарий качественного изменения звучит, как и все прогнозы, утопично, но именно технология двигает индустрию, и так было и будет всегда.

    Оптимистичный прогноз примерно таков: высокие технологии в сфере моды, вероятнее всего, станут развиваться в секторе встроенных электронных девайсов и 3D-печати. Сложно представить себе человека, который отказался бы от платья-метаморфозы: нет, речь не о простом базовом платьице, которое оживает благодаря аксессуарам, а о самодостаточной гардеробной системе-трансформере. Дизайнер Хусейн Чалаян такое уже демонстрировал в коллекции сезона весна-лето 2007: это были модели на микрочипах, способные за считаные секунды изменить длину, фасон и детали кроя. Прошло семь лет, но индустрия пока не имеет производственных возможностей (и рациональной необходимости) отозваться на этот вызов мобильной конфигурации. Дизайнерская находка Чалаяна осталась в экспериментальном фантастическом поле.

    Но, возможно, некоторые инновации скоро войдут в наши гардеробные. Сумки, названные культовыми (вы все знаете, какие именно мы имеем в виду), перестанут носить этот титул: предметом поклонения станет кое-что более интересное. Магия бренда, бесспорно, сильный фактор, мотивирующий желание; но раз уж мы говорим о высоких технологиях, то должны учитывать, что все эти изобретения в идеале стремятся к улучшению качества жизни, к новой – максимально высокой в данный момент времени – функциональности. Швейцарское семейное предприятие вышивальщиков Forster Rohner показало отличный пример того, как эта самая функциональность может уживаться с таким, в общем-то, иррациональным хаосом, как дамская сумка, создав небесполезную Solar Handbag. Оставив будущему право на волшебство ручной работы, создатели покрыли поверхность сумки крошечными солнечными батареями, а встроенный литий-ионный аккумулятор накапливает солнечный свет. Зачем? Чтобы даме, которая ищет в сумке ключи или футлярчик губной помады, было светлее. И заодно – чтобы подзарядить мобильный телефон.

    Ирис ван Харпен – признанный проводник будущего и новатор в использовании материалов для «постройки» платьев. Многое из ее коллекций – результат 3D-печати, возможности и перспективы которой все чаще обсуждаются, когда речь заходит о будущем моды. Ирис создает конструктивно и технологически сложные арт-объекты, это вряд ли одежда в полном смысле слова. Можно назвать это прототипами одежды будущего, позаимствовав термин из лексикона 3D-печати, которая все активнее заявляет о своих правах на завоевание сегмента одежды и аксессуаров. В 2012 году лондонский дизайнер Janina Alleyne создала коллекцию обуви Exoskeleton (эстетическая платформа которой, к слову, очень близка к нечеловеческим конструкциям ван Харпен), а в 2013 дизайнер Майкл Шмидт и архитектор Фрэнсис Битонти создали для Диты вон Тиз платье из 17 отпечатанных нейлоновых деталей, украшенное бесчисленными стразами. О создании платья сняли промо-ролик, в котором много говорят о тесной связи эфемерных представлений о красоте и строгости научного подхода, о канонах красоты, математике и числах Фибоначчи. Этим самым декларируется дуалистичный подход и усложнение привычных концепций красоты, к которой мы привычно относим моду. Несмотря на красивую философскую базу и по-настоящему инновационный материал, инструментарий и способ создания, платье, напечатанное из нейлонового порошка, выглядит неживым и кажется на роскошной модели клеткой – но это ведь только начало, заря технологии, а расходные материалы со временем адаптируют и натурализируют. Можно говорить о том, что дизайнеры, работающие с 3D, руководствуются жаждой своих пяти минут славы, но можно ли стать первооткрывателем новых земель, не имея высоких амбиций?

    iris van harpen

    Помимо встроенной электроники и трехмерной печати, высокотехнологичное будущее все еще, как и десятилетия тому назад, связывают с появлением новых материалов, все более и более идеальных по своим эксплуатационным характеристикам. Швейцарские текстильщики, однажды столкнувшиеся с тем, что конкурировать с азиатскими производителями тканей попросту безумие, вывели свои производства в поиск высокотехнологичных текстильных решений, и теперь они могут похвастаться, к примеру, пуленепробиваемым легким материалом, в бронежилете из которого не жарко даже в погожий египетский полдень. Да, решение не для подиума – для полиции. На подиуме же можно встретить такие занятные вещицы, как одежда-спрей, продемонстрированная еще в 2010. Это совместный продукт поисков испанского дизайнера Манеля Торреса и британского химика Пола Лукхэма: такие майки можно стирать, у них нет швов и, по заверениям создателей, текстура зависит от используемого аэрозоля, так что майка может быть наощупь хлопком, акрилом, шерстью… Такие аэрозоли могут одинаково успешно применяться и в легпроме, и в медицине. Правда, на сайте компании Торреса уже несколько лет никаких обновлений, так что, по всей видимости, такое высокотехнологичное будущее текстильной промышленности пока откладывается: видимо, идея оказалась (или показалась) неработоспособной. Зато, по убеждениям многих, не так далек тот день, когда переработанный (рециклированный) шелк или лен станут неотличимыми от натуральных.

    Высокие технологии – мессия, которого ожидает современная индустрия, заблудившаяся среди миллионов клонированных не-уникальных торговых предложений. Но пока, вместо новых технологий производства, высокие технологии осваивают все больше маркетинг и реклама: эти высокие цифровые возможности оказались отличными инструментами продвижения и презентации обычного товара. Здесь мы можем вспомнить digital-презентации и шоу Ника Найта, его работу с Ирис ван Харпен – создание жидкого акрилового платья Crystallization для Дафны Гиннесс (лишенный практического смысла, но выразительный арт- и рекламный трюк), компьютерную игру с Карлом Лагерфельдом в главной роли, голограмму летящей Кейт Мосс как кульминацию шоу Александра Маккуина и даже показ Дианы фон Фюрстенберг, который стал рекламно-презентационной площадкой для Google-очков… Это не имеет отношения к высоким технологиям в моде, это всего лишь мода на них в стратегиях продвижения.

    3

    Главное, нам предстоит ответить на важные вопросы: если первое время высокие технологии производства будут держать производимое в сегменте предметов роскоши, то потом, с экспансией высоких технологий и превращением их в обыденные, останутся ли они таковыми? Скорее всего, предметами настоящей роскоши станет ручная работа – очень old-fashioned. Тем сильнее через очередные условные двадцать лет будут эти винтажные настроения, и, возможно, даже сегодняшняя эрзац-одежда гигантов-тиражников покажется милой, наивной и очаровательной – символом той поры, когда деревья были большими, в сумки еще не умели услужливо подсовывать успокоительное всякий раз, когда оно понадобится вам в 2030 году. А оно понадобится.

    Это благородное движение в будущее с большой долей вероятности станет сопровождаться новыми формами модной истерии. Благодаря fashionistas, которым присущи такие неизлечимые болезни, как патологическая аддиктивность, желание во что бы то ни стало опередить остальных, высокие технологии сразу же обзаведутся нехорошим маркетинговым душком: «умные» вещи для них будут, в первую очередь, новой иконой, их функционал отойдет на второй план.

    4

    Еще один вопрос: готовы ли сегодняшние фаст-фэшн булимики отказаться от популярной сегодня модели потребления (бездумно, быстро, бездарно) и осознать, что вот эта самая юбка, напечатанная на 3D-принтере, способна прослужить не один сезон, так что вопрос ее остромодности сразу снимается (он при создании даже не всплывал). Такая одежда в идеале – предмет, функция, существительное; в то время как сейчас одежда – ничего не значащий вне контекста союз или междометие. Тем агрессивнее ее будут продвигать, эту новую умную моду, завязанную на технологиях, способных дать потребителю новое качество привычного предмета. Летающее платье Volantis, опробованное Леди Гага, вряд ли поразит воображение на подиуме, но что до того, если оно воплощает в жизнь давнюю мечту человечества о полете и дает новый эксклюзивный опыт?

    С приходом haute-tech в моду нам придется основательно пересмотреть свои потребительские привычки, маркетологам перестроиться и перестать оперировать ложными ценностями (взамен придумав новые, ничуть не более правдивые). С учетом общего штиля в креативном смысле и лихорадки во всей структуре моды в целом, высокие технологии кажутся землей обетованной – которая, по мере освоения, может с равной долей вероятности оказаться и раем и адом. Потому что проблема лежит вовсе не в плоскости застоя креативности или дефицита материалов. Проблема, как всегда, в человеческой ненасытности и бездонном неутоляемом желании казаться уникальными – эти наши качества и превращают все лучшие начинания в модную распродажу.

    5

    Мы уже перестали ждать, что родится новая Шанель, теперь все надежды на появление нового Уолтера Ханта. До встречи в новых 30-х, когда первая подделка винтажной сумки Chanel, отпечатанная в 3D и неотличимая по тактильным и визуальным характеристикам от оригинала, станет сенсацией мирового масштаба.

    Опубликовано в журнале Fashion Collection Belarus, февраль 2014

    Метки:

    Читайте также:


    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *