Close
about

Обо мне

Ирина Жукова

Привет! Меня зовут Ирина и я журналист. Здесь - мои тексты о моде, искусстве и Минске. Всегда рада диалогу, поэтому написать мне можно сюда: zhukova.fashion@gmail.com. Добро пожаловать.

Поиск

  • Мода
  • Интервью. Слава Зайцев

    15 мая 2015

    Перечисление основных профессиональных вех его полувековой карьеры занимает десять страниц текстового редактора – минимальным шрифтом. Начиная с 1960-х для него не существовало железного занавеса, но был модный диалог на равных с признанными мировыми мэтрами: Пьером Карденом, Ги Ларошем, Ивом Сен-Лораном, мадам Карвен… Имя Славы Зайцева – не просто имя успешного модного дизайнера: оно стало хрестоматийным символом русской моды.

    – Ваша многолетняя карьера – это работа в соответствии с требованиями плановой экономики и согласования коллекций с худсоветами, вы прошли переломный период социальных и экономических потрясений, занимаетесь модным бизнесом и сейчас. И всегда вы были востребованным и успешным. Что, на ваш взгляд, необходимо понимать, знать и уметь современным дизайнерам одежды, чтобы занять свою нишу?

    – Прежде всего необходимо понимать, кто твоя целевая аудитория. Невозможно (да и не нужно) нравиться всем. Любители готического стиля не будут носить фолк, а байкеры не будут носить спорт-шик. Не распыляйтесь на всех и вся. Как только вы начнете работать на свою аудиторию и только для своих клиентов, вы найдете свою нишу и почитателей. Также немаловажным является собственный стиль: не копируйте, а ищите, работайте. Не бойтесь допускать ошибки. Это будут ваши ошибки. Опыт, приобретенный на практике, делает мудрее. Не пытайтесь копировать коллег, трудитесь сами!

    – Актуальны дискуссии о том, существует ли модная индустрия в России: профессионалы зачастую приходят к выводу, что все же нет и говорить об этом пока преждевременно. Что, на ваш взгляд, нужно для того, чтобы разрозненные дизайнерские студии, модные дома, производства, профильные мероприятия и СМИ оформились в индустрию моды?

    – На вопрос об индустрии моды в России я всегда отвечаю положительно: в нашей стране она существует. Безусловно, невозможно провести параллель с индустрией Италии и Франции. Самое слабое звено у нас – отсутствие фабрик и сырья. Их слишком мало, не хватает оборудования и профессионалов. Надо возрождать легкую промышленность, и здесь вопрос не только к государству. Нужны и частные инвестиции. Конечно, в последние годы мы видим качественный подъем в отрасли. Как ни странно, нынешний экономический кризис в стране легкой промышленности только на руку. Из-за возросшего курса валют многие осознанно стали обращать внимание на продукцию отечественного производителя, импортозамещение сейчас актуально как никогда. Знаете, постоянно слышу фразы вроде «О, оказывается, наши все-таки могут!» Конечно, мы можем! Я много езжу по стране, бываю на всевозможных выставках, вижу достижения наших промышленников – все есть! Медленно и верно мы начали возвращать доверие потребителей. Вот это самое ценное. А индустрия будет только развиваться, в этом я абсолютно уверен!

    – Наверное, у каждого художника (в глобальном смысле) существуют четкие эстетические ориентиры и ряд табу. И зачастую можно наблюдать, как по мере развития они меняются: то, что вчера художнику казалось чуждым, сегодня он с удовольствием использует в своем творчестве. Ваши представления о моде и стиле всегда оставались незыблемыми или все же прошли какую-то трансформацию?

    – Безусловно, трансформация была, и это нормально. Если человек всю жизнь делает одно и то же, это означает, что он остановился в развитии. На протяжении всего творческого пути я пытаюсь постичь тайну гармонии. Совершенство всегда впереди, и только кропотливый труд позволяет прикоснуться к полам его шлейфа. Единственное табу для меня – это пошлость. Развивайтесь, работайте, ходите на выставки и в музеи. Возьмите за правило, если вы живете в крупных городах или путешествуете, посещать картинные галереи. Те же возможности дает интернет. Скачивайте лекции, смотрите, творите и никогда не говорите себе: «Я уже все видел и могу». Это жестокое заблуждение.

    – Как вы считаете, существует ли национальный характер, менталитет в моде или эта сфера безоговорочно космополитична?

    – Безусловно, он существует. Россия – великая страна, культурный пласт неиссякаем! Мне бы очень хотелось, чтобы у нас было как можно больше дизайнеров, которые ищут вдохновение в нашей истории и культуре. И речь совсем не о том, чтобы делать лубочные наряды. Речь о том, что надо знать корни своей страны и почитать их.

     

    – В ваших коллекциях множество кутюрных элементов – это своеобразный ответ современному миру моды, который ставит во главу угла рост продаж за счет упрощения и ускорения производства?

    – Нет, коллекции haute couture я создаю много лет наравне с одеждой ready-to-wear. Не люблю дискутировать на эту тему. Считаю, что просто сама мода стала другой. И гениальные художники сейчас не так востребованы, как это было, например, десять лет назад. Мировые тенденции в принципе, в глобальном смысле – это ускорение и упрощение, но мне это чуждо. Не хочу своим творчеством никому ничего доказывать. Я создаю то, что важно для меня и почитателей моего таланта. Суть моей работы – приносить людям радость, а не думать о том, что современный мир думает о высокой моде. Скажу лишь, что мода haute couture – это очень дорогое удовольствие. Я, как модельер, плачу огромные деньги за ткани, за вышивку ручной работы, за фурнитуру, а потом вижу искреннее восхищение во взглядах людей, и именно это для меня – бесценно.

    3

    – Дизайнерам, которые работают с модными архивами разных эпох, всегда хочется задать один и тот же вопрос: хотели бы вы однажды воспользоваться машиной времени?

    – Не знаю, может, это было бы забавным. Я много лет изучал историю костюма, и увидеть подлинники во всем великолепии было бы здорово, но я никогда не думал о машине времени, честно. Предпочитаю жить здесь и сейчас. Ни о чем не жалею, всегда иду только вперед.

    – На вашем сайте есть фраза «Кутюрье много работает в сфере поиска новой эстетики русского костюма». Да, это одна из основополагающих характеристик Дома Вячеслава Зайцева, однако хотелось бы спросить: какими способами вы адаптируете и вписываете условный исторический костюм в современную эстетику: материалы, декор, крой?..

    – Данная фраза относится к моей работе с наследием павловопосадской мануфактуры. Безусловно, это наше достояние, которое нельзя забывать, а наоборот, надо заниматься популяризацией этих красивейших узоров и принтов. Это исконно русское! Неземная красота! Посмотрите на сочетание цветов. Какие удивительные вещи получаются из платков и шалей. Конечно, я стараюсь разрабатывать современные модели, тем самым адаптируя их к мировым трендам, но абсолютная правда и в том, что тот же павловопосад не нуждается в осовременивании просто потому, что он актуален всегда.

    – Когда мы говорим о семье Вячеслава Зайцева, то подразумеваем уже сложившуюся профессиональную династию. Помните ли вы какие-то особые моменты, когда Егор и Маруся четко решили продолжить ваш путь? Сложно ли не вмешиваться в их работу на правах старшего?

    – Никогда не вмешиваюсь в их работу, никакого давления авторитетом с моей стороны нет. Егор пришел работать в Дом моды сразу после института. После нескольких лет его работы нас обвинили в «семейственности» – тогда я назначил собрание, и коллектив абсолютным большинством голосов проголосовал за то, чтобы я стал не только креативным директором, но и генеральным. А Маруся решила стать дизайнером после 10-го класса. Она собиралась поступать в медицинский и активно готовилась к экзаменам. Перед последним классом обучения в школе надо было пройти практику, и она пришла ко мне на производство. За три летних месяца ее мировоззрение сильно изменилось – и она решила стать дизайнером. У Маруси за плечами школа академического рисунка, она великолепно пишет. Мои родные – очень талантливые люди. Я горжусь такой семьей!

    – Есть ли что-то, что огорчает вас в современной моде?

    – Отсутствие идей и желание молодых дизайнеров перевести моду только в коммерческое русло. Почти не осталось места для творчества, в глазах одни деньги. Это потребительский подход, его стало слишком много.

    – Многие рекламные кампании модных брендов делают акцент на то, что человек должен быть индивидуальным. Как все же сформировать и отстоять свою индивидуальность в мире, где живут шесть миллиардов человек?

    – Быть самим собой. Внутренний стержень есть в каждом из нас. Но личностью быть сложно, это требует беспрерывной работы над собой. «Безликой массой» быть намного проще. Всегда можно переложить вину на кого-то другого за все невзгоды и трудности, которые встречаются на пути под названием жизнь. Каждый из нас сам выбирает, кем ему быть в этой жизни.

    – Одна из ярких и самых полемичных тенденций в моделинге сегодня – модели plus size. Как вы считаете, это чистой воды маркетинг, шаг производителей модной одежды навстречу женщинам немодельной внешности или что-то еще?

    – Чистейший маркетинг. Девушек модельной внешности у нас 0,03 процента от всего населения земного шара. Я люблю работать с частными клиентами и нестандартными фигурами. Обычно самые требовательные заказчицы в Доме моды Slava Zaitsev – мои клиентки, и это очень интересно – работать с нестандартной красотой и делать женщин счастливыми. Я изготавливаю базовые модели до 52-го размера включительно, их можно приобрести в салоне-бутике Дома моды Slava Zaitsev. Но на подиуме предпочитаю работать со стандартными моделями. Иногда в моих показах участвуют одна или две нестандартные модели в привычном понимании этого слова, но это дамы в возрасте слегка за…, а не молодые модели plus size.

    – Каждая эпоха так или иначе включает в себя эстетику отвратительного – это неотъемлемая часть культурной и мировоззренческой картины времени. Последние лет десять в модной индустрии активно эксплуатируется эта тема – в эдиториал-съемках, стилизации показов и т. д. Как вы относитесь к этой тенденции?

    – Не приемлю эстетику отвратительного. Это нормально и испокон веков уродство притягивало к себе столь же сильно, сколь и красота, но мне это чуждо.

    – У дизайнеров принято спрашивать, какие знаменитые женщины стали источником вдохновения, но вам мы зададим вопрос иначе: кого из известных дам вдохновляли вы?

    – Провокационный вопрос. Думаю, многих. Самая знаменитая, пожалуй, Раиса Горбачева. Она никогда не была моей клиенткой, но часто говорила, что я шью для нее. Однажды я спросил у нее об этом. Раиса Максимовна не смутилась, лишь ответила: «А разве вам неприятно»? Честно – нет. Никогда не любил работать с сильными мира сего и всегда старался отказаться от таких заказов. Исключение, пожалуй, составляет Людмила Путина: испытываю очень нежные чувства к этой женщине.

    – В жизни каждого человека есть несколько книг, которые однажды перевернули его сознание и заставили взглянуть на мир иначе. У вас были такие литературные произведения?

    – Книга номер один – это Библия. Ни одно художественное произведение не может повлиять сильнее, чем Библия и Закон Божий.

    – В 1992 году вышел ваш альбом стихов и графики «Я всем обязан провиденью». Вы действительно считаете, что ваш успех обусловлен какими-то высшими метафизическими материями или все же оставляете часть заслуг на долю своего трудолюбия и таланта?

    – Думаю, что жизнь любого человека – это симбиоз всех вышеперечисленных характеристик. Трудолюбию и таланту все равно должна сопутствовать удача.

    Опубликовано в журнале “Город женщин”, май 2015

    Метки:

    Читайте также:


    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *